Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

креатив аж прёт

послесловие

Давно пора было это сделать — примерно года два назад. А то пишут еще, бывает, особо настойчивые, в гугле забаненные.
Где меня найти:

twitter fiorine — много всего про технологии, космос и котиков
facebook fiorine — портфолио художников, фотки и красивые видосы
instagram fiorine_ — фотки с мобилы и для мобилы
tumblr letsdesign.it — основное портфолио
dribbble fiorine — всякие штуки из рабочего, в основном UI анимация
googleplus KirillOleynik — анимированные гифы про технологию и дизайн
ello 333 анимированные гифы круглой формы, потому что а хули бы и нет

Целую, обнимаю.
  • Current Music
    шум вентиляции винчестера USB
всегда все испортят

Грустная история о мальчике Бобби, который очень любил

Жил-был на свете один маленький мальчик и звали его Дмитрий Весна. Такая вот обычная фамилия - Весна. Весна - это такое время года, когда мальчики дарят девочкам цветы и с похотливой улыбкой подливают им в стакан мартини. Весной переполнены концерты, ботсады и засижены упругими юными попами все лавочки в городе, весной тает снег, и на проталинах появляются черные заляпанные застарелым засохшим говном язвы холодной равнодушной земли. Такое вот время года - весна. Такая вот фамилия.

Мы познакомились, когда я пришел работать в "Инвестгазету". Весна был субтильным молодым человеком с дикими глазами и выбритой напрочь, кроме маленькой дульки на затылке, головой. Вырос он в семье скромных пролетариев, переехавших в Киев из села двадцать лет назад и успевших уже прочно заразиться столичным снобизмом. Отец-подкаблучник лентяйничал перед телевизором, старший брат дневал и ночевал за онлайновыми играми, мать вкалывала стенографисткой в "Укринформе". Естественно, что с институтом у Весны не сложилось - пришлось оттрубить положенный срок в армии. Армия осталась у Весны одним из самых ярких жизненных воспоминаний и подарила ему два незаменимых навыка - способность набивать татуировки и тонкое умение пидорасить бляху ремня. На гражданке Весна познакомился с интернетом, подтянул с помощью компьютерных игр английский, и мать тут же устроила его на работу помощником бильд-редактора.

С женщинами у Весны отношения складывались по четко выверенному раз и навсегда сценарию - долгие чаепития в кафе, разговоры об армии, татуировках, компьютерных играх и дорогих фотоаппаратах, робкие и неумелые комплименты. Вот тут-то было бы самое время вытащить на свет как у Фаулза разбитое и бесприютное сердце - но нет, Весна поступал стратежнее. Ничем не показывая своих истинных намерений, он методично таскался за женщинами хвостиком, выполняя мелкие поручения и пересказывая по третьему разу содержание своего дембельского альбома. Женщинам становилось скучно, и они, мило улыбнувшись, переименовывали Весну в своих адресных книгах в "Dima_prochie_uslugi". Дима тяжко вздыхал и начинал окучивать следующую жертву, продолжая в то же время разбиваться у ног предыдущих пассий.

Collapse )
  • Current Mood
    indescribable indescribable
кашма-а-ар!

Америка :: без номера

Я сам был не поверил, но факт есть факт - мыши перегрызли телевизионный кабель от модема, так что теперь я остался без печенья, наушников, интернет и, как дура, без подарка. Мышеловки нихрена не помогают - придется, наверное, ставить эдакую мерзкую ультразвуковую жужжалку для мышиных жоп, от которой, по слухам, они впадают в глубокую депрессию, пакуют вещички и понуро бредут к соседям, которые еще не удосужились обзавестись таким незаменимым бытовым прибором (только сегодня - всего $19,99!).

А еще я вчера видел у себя на террасе здоровенного енота. Я услышал в кустах шорох, и красный лучик моего маленького LED-фонарика немедленно высветил прямо рядом со мной грустную полосатую морду. Еноты вообще очень храбрые и людей не пугаются - да, впрочем, с чего им бояться, будучи огромной тварью, размером со спаниэля, с острыми зубьями и хваткими лапами, которыми этот самый енот как-то летом ухватил Магу пониже пояса, когда тот спал, развалившись в кресле на террасе. Мага до сих пор с содроганием рассказывает о мертвенно-холодном ощущении цепких енотовых пальчиков у себя на репродуктивных органах. Наверное, енот решил полакомиться неизвестной доселе разновидностью nuts.

В общем, до встречи в эфире. Про Грега доскажу при случае, а к следующей неделе, надеюсь, мне удастся дозвониться до заботливого кастомер-сервиса Comcast Inc. и слезно умолить их сменить кабель и упрятать его на этот раз поглубже в титановый короб. Ведь если без наушников и печенья прожить еще можно - что же я буду делать без интернета?
пиарастское

Америка :: 42

Я давно забыла, как меня зовут. Время тянется так медленно, что от восхода до заката я успеваю вспомнить во всех мельчайших подробностях свою недолгую жизнь. Все так же день за днем плывут по низкому асфальтовому небу удушливые клубы смрада от мусоросжигающей фабрики, и белыми росчерками несбыточной мечты проносятся где-то далеко полупрозрачные самолеты. Нас только двое - я и он, а мир вокруг нас лишь отражение в бесформенной грязной луже у нашего крыльца.

- Послушай, как звучит ночь - говорю я.
Он роняет лобастую голову на лапы, будто обрывается внутри его большого сильного тела какая-то незримая струна, и грустно глядит в окно за моей спиной. Иногда мне кажется, что мой голос действует на него как музыка - он радуется, когда я улыбаюсь и радостно трещу ему на ухо битый час какую-то чепуху о глупых соседях и о хромой кошке, упустившей старую ворону с подбитым крылом; но стоит мне загрустить - он грустит вместе со мной, глотая на брудершафт мою боль и деля со мной постылый пресный хлеб одиночества.

Отец разошелся с семьей еще до моего рождения, а мать умерла, когда я была совсем маленькой - я едва помню ее ласковые зеленые глаза. Позже я узнала, что от долгой и мучительной чахотки, отплатившей маме за сырую и голодную молодость, ей умереть не удалось - ангелы унесли ее в сияющие кондоминиумы рая прямо из под колес ржавого грузовика с джерсийскими номерами. Водителя, конечно, не нашли, а мы остались помирать с голоду в покосившейся хибаре на забытой всеми богами маленькой кривой улочке в дебрях Арлингтона. Через год сестра, смущенно глядя куда-то в сторону, пробормотала неловкие слова ненужного прощания и ускакала за тридевять земель под ручку с каким-то приезжим замухрыжкой, и безрадостное бытие черными волнами отчаяния сомкнулось над моей головой. Если бы не он - я бы давно уже покончила с собой, бросившись с моста в заросшее тиной и размокшим картоном болото рядом с фабрикой.

- Ну что же ты не слушаешь опять, - вздыхаю я и прижимаюсь к нему щекой. - Ты знаешь, есть в тебе что-то от твоих предков. Дай тебе волю - и ты уляжешься у костра, убаюканный извечным шепотом звезд и журчанием сока в уснувших деревьях, ветром и тучами, тенью и призрачным светом усталой луны. Ты забудешь ежедневную кровавую суету своих деспотичных хозяев, а душа твоя взлетит высоко-высоко, выпорхнув вольной ласточкой из душной пещеры, и унесется к колючим звездам нехоженными небесными тропами.
И вновь мне чудится, будто он кивает, с тоской соглашаясь с моими словами, и всматривается с прежним мрачным упорством в однообразную серую пустошь враждебного мира вокруг.

- Ты совсем промок, - шепчу я, и он вдруг оказывается совсем рядом, родной и теплый, и я слышу, как мерно бьется в широкой груди его израненное сердце. Мы сидим бок о бок на заснеженной скамейке давно опустевшего парка, а ночь все так же наигрывает нам колыбельную пронзительным шелестом листьев и далеким гудком баржи в порту.
Он пахнет городом - как пахнет каждая тварь в этом проклятом каменном лесу, как пахнут птицы и кошки, крысы и люди - голодом, горем и гарью машин. Он всегда просыпается раньше меня, сонно лакает воду, лениво встряхивается и, устало прихрамывая, ковыляет по заиндевевшей улице навстречу новому голодному и суетному дню. Две недели назад он подскользнулся на ступеньке и больно расшиб правую заднюю лапу, а когда я испуганно подскочила к нему и предложила помочь - он угрюмо зарычал на меня и уполз поглубже в свой полутемный угол, свернулся калачиком на старом дырявом одеяле и заснул. Но я люблю его таким, какой он есть - а ему, кажется, тоже очень нужно мое общество.

- Ты знаешь, я давно забыла, как меня зовут. Время тянется так медленно, что от восхода до заката я успеваю вспомнить во всех мельчайших подробностях свою недолгую жизнь...
- Я назову тебя Флёр, - отвечаю я, а она прижимается ко мне щекой и тихо попискивает от удовольствия.
И мы снова сидим обнявшись на холодной скамье пустынного парка - усталый молодой человек и маленькая озябшая белка в его руках - и нам хорошо вдвоем, а небо у нас над головой плачет хлопьями талого снега и стекает солеными каплями по моей щеке.
пиарастское

Америка :: 24

Моего менеджера зовут Грег. Он стопроцентный американец. Черных он называет черными, гамбургеры - food, а в глазах его стоит то непередаваемое гомофобное выражение, знакомое только стопроцентным американцам. Каждое день в пять утра он ходит на охоту. Он стреляет по оленям из большого красивого композитного лука камуфляжной расцветки. Оленей не жалко, они пасутся прямо на обочинах хайвеев, но стрелять их из окна SUV по дороге на работу - неспортивно. Вроде Буффало Билла Коди, с ковбойским хохотом укладывающего бизонов с задней площадки паровоза. Грег - истинный воин. За добычей он уходит поглубже в лес, достает банку рутбира, распечатывает сендвич и ждет. Недавно он за 200 долларов подарил только что убитого олененка моему начальнику Антону. Жена Антона пожарила олененка и подала на обед с картошкой. Олененок получился сочным, с молочным привкусом мэрилендских луговых трав.

Девиз Вашингтона - taxation without representation. Жителям славной столицы Соединенных Штатов Америки очень обидно, что их интересы не представлены ни одним сенатором в Конгрессе, а налоги в DC - как в отдельном штате. Этот девиз украшает номерные знаки половины машин в городе.

Над моей головой постоянно летают самолеты. На Украине существует дорожный знак "низколетящие самолеты". Здесь его пришлось бы расставлять по всему Великому Белтвэю - кольцевой дороге номер 495 вокруг Вашингтона. Аэропорт имени Рональда Рэйгана стоит прямо в центре города на реке Потомак. Говорят, что бобры и ондатры частенько по ночам ползут по взлетным полосам, забираются в ангары и воруют плесиглассовые индикаторные панели для своих домиков. Они намного практичнее деревянных - к тому же деревья в долине Потомака охраняются законом, а бобры - нет.

По ночам европейские города живут в красивом и фальшивом ритме техно, ритме двадцать первого века. Вашингтон звучит в ритме фанк - без остановки, асинхронно, днем и ночью, завораживающе сюрреалистично. Тонко перекликаются клавесины светофоров, не смолкает ритм-гитара траффика и внезапным взрывом меди привлекает ругань нищего ниггера у стены Энфант-плаза. На углу Седьмой и Индепенденс скучает молодая толстая баба-охранник. Она охраняет Аэрокосмический музей Смитсониановского института - тот самый музей, где золотом вычеканены на притолоке имена всех американских космонавтов, кроме экипажа "Челленджера", и где на пол-стены выведена историческая шкала развития космических технологий - с красными кружочками советских "Союзов" и синими точками бесчисленных "Аполло". Даже Белка и Стрелка там есть - их зовут Belka and Strelka, the famous Russian spacedogs.

А на пустынной станции Arlington Cemetery, уронив на колени немытую голову, спит одноногий парень в грязной пустынной гимнастерке. Он спит. У его ног валяется неровный кусок картона с надписью "Fuck up your charity - give me peace".
креатив аж прёт

О белках

Вот usachev в комментах про медведя напомнил...

Иду как-то раз на работу рано утром через парк Киевского Политеха - где-то в девять. А надо сказать, что время весьма характерное - студенты-ботаники и первокурсники аки пионеры на первую пару уже прибежали, а все прочие раздолбайскиесознательные личности еще только завтракают по общагам.
Короче, в парке пусто, на дорожках грязно, и веет утренняя туманная дымка. Романтика, йопт.
Стоит сделать маленькое предисловие. В КПИшном парке живут белки. Да-да, не удивляйтесь. Когда-от давно их туда заселили непреклонной волей "великого, могучего" - с тех пор и тусуюцца. Даже на первых курсах преподы (почему-то) по английскому проводят со студентами длительные душеспасительные беседы за экологию на примере этих несчастных жЫвотных. А хуле - весь парк с трудом два километра, с одной стороны четырехполосный проспект Победы, где даже глубокой ночью ебанутые личности устраивают на всяких слабоспособных ланосах streetracing, а с другой стороны - собственно, корпуса и общаги, населенные голодными студентами.
За многодесятилетнюю историю КПИ прен-цен-денты наверняка были, так что белки походу уже генетической памятью раздупляются туда не соваться. Короче, непонятно как белки выживают. Никто не кормит, не поит, деться некуда - еще и ебаццаразмножаться сплошными инцестами приходиться. Ахтунг.
Так вот, поворачиваю я голову направо - ...и замираю в полном восторге. Узкая дорожка в парке, вся заваленная следами вчерашнего разврата, включая пустые пивные бутылки и сигаретные пачки, упаковки всякой чипсообразной мерзости и перевернутую скамейку.
Вокруг одной из (видимо, недопитой) бутылки растеклась аккуратная лужица.
Рядом с лужицей, слегка пошатываясь, на задних лапках сидит грязная ободранно-серая белочка и с непередаваемым выражением на мордочке лакает пиво из лужи. Причем, по выражению сразу видно, что ей еще и после вчерашнего нехорошо.

ЗЫ: А, говорят, они и курят иногда, кстати...
  • Current Music
    Сплин - Англо-русский словарь